Вы находитесь в режиме подсказок Выключить
ИНФОРМАЦИОННАЯ СРЕДА ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ ФИНАНСОВОГО РЫНКА И ИНВЕСТОРОВ
  • Полное покрытие мировых рынков облигаций и акций
  • Свыше 20 000 индексов по рынкам акций, облигаций, товарному рынку и макроэкономике
  • Рейтинги всех глобальных и страновых рейтинговых агентств
  • Отчетность эмитентов по МСФО и локальным стандартам
  • Высокая скорость работы, интуитивный интерфейс, отличные графические возможности
  • Доступ через сайт, мобильное приложение, надстройку для MS Excel
  • Надежные источники данных
  • Расширенные возможности поиска и отслеживания динамики финансовых инструментов

Ведомости: Слишком много денег. C проблемой лишних денег сталкивается не только Россия, но и многие развивающиеся страны.

4 июня 2007 Ведомости
C проблемой лишних денег сталкивается не только Россия, но и многие развивающиеся страны. Все они наращивают резервы, стерилизуют ликвидность, а местные валюты все равно укрепляются.


С начала года золотовалютные резервы Центробанка выросли с $303 млрд до $402,2 млрд. Основная причина — чистый приток капитала, с начала года достигший, по оценке Анны Задорновой из Goldman Sachs, $65,4 млрд. Притоку средств помогла распродажа активов ЮКОСа и IPO госбанков. Чиновники запаниковали: могут ускориться инфляция и укрепление рубля (реальный курс к доллару в январе — апреле был на 12,5% выше, чем год назад). Для Центробанка приток валюты — серьезный вызов, отмечает Оливер Уикс из Morgan Stanley (MS). Рынки акций и недвижимости больше не абсорбируют прирост денег (цены перестали расти) и инфляционное давление все больше, отмечает Наталья Орлова из Альфа-банка.

Не только мы

Чересчур много денег сейчас везде — в Юго-Восточной Азии, в странах Персидского залива, в Бразилии. За 2002-2006 гг. текущее сальдо Китая и Ближнего Востока выросло более чем вчетверо, а России — втрое. Многие страны столкнулись с быстрым ростом и экспорта, и инвестиций, и кредитов.

Результатом должно было стать мощное укрепление местных валют. Но центробанки препятствуют ему как могут. Валютные резервы развивающихся стран, отмечает главный экономист HSBC Bank Стивен Кинг, выросли за пять лет вчетверо, почти до $4 трлн.

Если центробанки не покупают иностранную валюту, они увеличивают курс местной и подрывают конкурентоспособность экспорта, отмечает экономист HSBC Bank Фредерик Ньюманн, а если покупают — эмитируют много денег и вынуждены их стерилизовать. Одновременно сохранять свободу движения капитала, управлять курсом валюты и поддерживать количество денег нельзя — в этом состоит “невозможная триада” центробанков, пишет Ньюманн.

Реальный реал

Центробанк Бразилии за 12 месяцев увеличил резервы вдвое — до $110 млрд. Он пытается сдержать рост реального эффективного курса реала (за пять лет — в 2,5 раза). Совсем тяжело бразильскому центробанку стало в апреле, отмечает Грей Ньюман из MS: пришлось купить рекордные $12,7 млрд. Но реал не остановить, скоро он преодолеет психологически значимую отметку 2/$1, прогнозирует Ньюман (см. табл.). Усилится политическое давление экспортеров, жалующихся на потерю конкурентоспособности.

Массивные интервенции лишь замедляют удорожание реала, отмечает Ньюман, ведь в страну идут портфельные и прямые инвестиции. Так же думает местный минфин — в мае он заявил, что укрепление курса неизбежно и денежные власти лишь пытаются его ограничить. А бразильские экспортеры пока чувствуют себя не так уж и плохо: курс достиг наивысшей точки за 20 лет, а торговый профицит почти не падает.

Престиж динара

Экспортные доходы Ближнего Востока, по оценке Шерхана Шевика из MS, за 2002-2006 гг. выросли с $251 млрд до $786 млрд. Страны Персидского залива инвестировали в регион $1 трлн, а валютные активы довели до 3,2% мирового ВВП. “Возможно, мы увидели самую большую покупательскую лихорадку в истории — это производители нефти покупают иностранные активы”, — отмечает Шевик. Саудовская Basic Industry Corp. приобрела GE Plastics за $11,6 млрд (подразделение General Electric), Dubai International Financial Centre купил за $2 млрд 2,2% Deutsche Bank.

Валютам нефтяных экспортеров мешает укрепляться лишь привязка к доллару. Но они перейдут к более гибкой политике, считает Шевик. В конце мая от привязки отказался Кувейт, чтобы избежать роста цен. “Расставаясь с долларом, Кувейт рассчитывает вернуть престиж и ценность национальной валюты”, — сказал министр финансов Бадр аль-Хумейди.

Азиатский клуб

Таиланд в 1997 г. первым в регионе пережил девальвацию, а теперь сильнее соседей страдает от ревальвации, отмечет Четан Ая из MS. С июля 2005 г. бат подорожал против доллара на 23%. Сначала центробанк Таиланда пытался ограничить приток капитала (как 10 лет назад ограничивал отток), а теперь снижает ставки, пытаясь сделать местные активы менее привлекательными для иностранцев.

Текущий профицит Азии (исключая Японию) достиг в 2006 г. $360 млрд, подсчитал Ая. А резервы этих стран выросли за 12 месяцев по март 2007 г. на $464 млрд до $2,4 трлн. На Китай приходится 77% этого прироста.

Избыточную ликвидность азиатские центробанки стерилизуют выпуском бондов, повышением ставок по депозитам и резервных требований к банкам. Но центробанку Китая последняя мера ничего не дает, пишет Ая: лишних денег так много, что к моменту, когда норматив был повышен до 11%, банки добровольно депонировали 13,5%. Стерилизованная сумма за 12 месяцев по февраль 2007 г. выросла с $845 млрд до $1100 млрд (Китай стерилизует $740 млрд).

Повышать ставки тоже приходится осторожно. В Индии эта мера усилила спекулятивный приток, в Сингапуре межбанковские процентные ставки упали до 2,6% годовых. А центробанк Филиппин, последними вступивших в “клуб избыточной ликвидности”, пытался остановить песо после его укрепления на 6,8%, но опустил доходность трехмесячных гособлигаций до 2,95%. Зато инвестируя в американские и европейские облигации, азиатские страны выигрывают, отмечает Ая: средние ставки в регионе ниже.
Борис Грозовский
Антон Копылов


Другие новости компании